Болливуд — красивое прошлое, будущее и настоящее!!!

Болливуд — красивое прошлое, будущее и настоящее!!!

Сен 6, 2017 Выкл. Автор Admin

История Болливуда берет свое начало в конце XIX века. Именно в тот период братья Люмьер изобрели зрелище, основанное на воспроизведении движения с помощью света, что вскоре стало чудом кинематографа. Через шесть месяцев после такого изобретения, эта технология попала в Индию. Первая возможность увидеть чудо-технику кинематографа была предоставлена в гостинице Уотсона, Особняке Эспланады, Бомбей 7-ого июля 1896 года, 110 лет назад!

Первый фильм был произведен в Индии в 1899, когда фотограф, Харищандра Бхатвейдкар, (полное имя Харищандра Сахейрм Бхатвейдкар) попробовал сделать несколько коротких фильмов. Его первая камера стоила 21 guinneas, и была куплена в Лондоне. Первый документальный фильм Бхарвейдкара был произведен в 1901 об индийском студенте. Дополнительно он снимал коронацию Эдварда Виия в 1903, от которого получил признание.

Настоящим вдохновением для Болливуда стал Дхандирадж Говинд Пхальке (Dhundiraj Govind Phalke). Пхальке по праву считают отцом национального кино. Именно он создал тот стиль индийского кино, с которым мы знакомы сегодня. Он часто ездил в Лондон и пытался сделать все, чтобы снять настоящий полный фильм. Он создал первый дом производства кино и снял Raja Harishchandra (май 1913 года). Это был первый игровой фильм, сделанный в Индии.

В Бомбее основоположником киноиндустрии считают актера Притхвираджа Капура, первого из клана Капуров, три поколения которых занимаются производством фильмов. Вклад этой династии в киноиндустрию Индии просо колосальый!

К 1930-ым годам в Индии производилось уже более 200 фильмов в год. Вскоре произошел значительный прорыв в кинематографе, который расширил возможности мастеров кино. 14-ого марта 1931 в Majestic Theatre в Бомбее на экране появилось первое индийское звуковое кино. Первый индийский звуковой фильм, Ardeshir Irani's Alam Ara (1931), был хитом высшего качества. Производство фильмов в Боллвуде начало свой рост. К 1939 году киноиндустрия страны, в то время еще британской колонии, заняла четвертое место в мире по производству фильмов и восьмое — по доходам от проката.

Огромное влияние на кинематограф Индии было со стороны политики и сложившейся в то время социальной ситуации в стране.

1930-ые и 1940-ые были шумными временами: Индия была поражена Великой Депрессией, Второй мировой войной, индийским движением независимости, и насилием Разделения. Большинство фильмов Болливуда уводили зрителя подальше от проблем их страны. Но было также множество кинопроизводителей, которые затрагивали жесткие социальные проблемы, или использовали борьбу за индийскую независимость как фон для сюжетов их фильмов.

В конце 1950-ых пошла тенденция к изменению черно-белых красок кино на цветные кинокартины.

Щедрые романтические мюзиклы и мелодрамы были основной платой за проезд в мир кино. В то время самыми популярными были Dev Anand, Dilip Kumar and Raj Kapoor. Первыми Международными фильмами Болливуда были Awaara (1951) и Shri 420 (1955). Невероятно, Awaara (Raj Kapoor) в то время сыграл особую роль в СССР и Ближнем Востоке.

В конце 1960-ых и середины 1970-ых, была начата эра так называемых сильных кинофильмов. Но романтические кинофильмы все равно продолжали жить, и Дхармендра (Dharmendra) был главной звездой. В конце 1970-ых и 1980-ых, рядом с романтичными слащавыми сюжетами начали существование фильмы о гангстерах и бандитах. Известный нам сегодня, как актер тысячелетия, Амитабх Баччан (Amitabh Bachchan) в то время последовал по течению именно такой тенденции жанра. Его амплуа — сердитый молодой человек.

В 1971 году индийцы отпраздновали победу над японцами и американцами, оттеснив их соответственно на второе и третье места. Почти за 90 лет существования индийская киноиндустрия произвела более 30 тысяч художественных и десятки тысяч документальных фильмов. Рекордными стали 1985 и 1990 годы, когда было выпущено соответственно 912 и 948 художественных лент.

В начале 1990-ых вектор направлености развития индийских фильмов снова возвратился к семейно-романтичным мюзиклам. Примерами служат такие фильмы того времени, как Hum Aapke Hain Koun (1994) and Dilwale Dulhania Le Jayenge (1995).

Индийские кинопроизводители предпочитали снимать фильмы, в которых бы затрагивались все проблемы аудитории зрителей. Они считали, что это бы расширило спрос на продукт их деятельности. Но все же существовала дифференциация в производстве кино: были фильмы, расчитанные на простую (сельскую) аудиторию и фильмы, расчитанные на городских и заграничных зрителей.

Сам институт индийского кино постоянно находится в динамичной эволюции. Классик индийского кино Сатьяджит Рей, единственный индиец, получивший премию «Оскар» («Песнь дороги», 1955 год), считается «духовным отцом» весьма политизированной «калькуттской школы» в Бенгалии, второго после Бомбея национального киноцентра. Тамилы в окрестностях Мадраса организовали одно из крупнейших кинопроизводств, прозванное Молливудом. Работают кинофабрики в Хайдарабаде — административном центре штата Синд. Лет десять назад собственным кинопроизводством обзавелась столица Дели.

В 2000 году было снято около 800 художественных фильмов, в создание которых вложено более 300 млн долларов, и тысяча документальных лент. В Болливуде постоянно в работе около 600 фильмов, то есть приблизительно столько же, сколько и в Голливуде, хотя, конечно, бюджеты, несопоставимы. Сейчас кино Индии говорит на 35 языках и диалектах. А это, согласитесь, уже что-то!

Отличительной чертой индийского кино всегда была самобытность индийского кино. Она определяется традициями национальной драмы, поэтому ленты даже самого серьезного содержания сопровождаются песнями и танцами.

Основными потребителями кино Индии являются азиатские государства (где, кстати, не обходится без протестов против «присутствия в индийских лентах пропаганды индуизма») и многочисленная индийская диаспора. Всего индийские фильмы демонстрируются почти в ста странах. «Индийское коммерческое кино имеет величайший после Голливуда рынок, — говорит актер и режиссер Гириш Карнад. — Оно обслуживает Юго-Восточную и Южную Азию, Средний Восток; даже Греция еще несколько лет назад имела обыкновение смотреть индийские фильмы. Затем все этнические рынки — арабы во Франции, азиаты в Англии, затем вся Африка. Оно обслуживает широкий диапазон рынков, не имеющих ничего общего ни в бытовом, ни в культурном, ни в языковом отношениях. Это обязывает фильмы быть сверхупрощенными и общепонятными. Тонкости языка, тонкости эмоций, тонкости игры и ситуаций не могут иметь в них места».

Сейчас кинопроизводство в Индии переживает очередной бум, связанный с началом в нем реформ. До последнего времени киноиндустрию, как это ни странно, относили к сфере обслуживания, и только летом прошлого года под давлением видных деятелей кино она обрела статус промышленного производства и право привлекать крупные банковские кредиты и внешние инвестиции. Кино заинтересовались крупные корпорации (хотя в отличие от Голливуда в Индии не произошло монополизации кинобизнеса различными группами магнатов). Объем финансирования в ближайшее время возрастет на 70%, в результате чего общий доход от продажи билетов в 2006 году достигнет 2 млрд 64 млн долл. по сравнению с 1 млрд 67 млн долл. в прошлом году. Вдвое по сравнению с предыдущим пятилетием должны увеличиться доходы индийских киностудий. Кабинет министров также собирается поддержать модернизацию девяти тысяч кинотеатров путем снижения налогов на доходы прокатчиков. Раньше система финансирования и налогообложения кинематографа (государство забирало до половины кассовой выручки) создавала киношникам массу проблем. Банки, с одной стороны, не могли вкладывать серьезные средства из-за законодательных ограничений, а с другой — боялись рисковать. Несмотря на огромный рынок, большинство готовых картин не окупалось (очень велика конкуренция), а многие ленты шли в корзину еще до выхода на экран — усомнившись в успехе, создатели и инвесторы предпочитали вообще не тратиться на доработку и прокат. Все это привело к криминализации киноиндустрии. Фильмы снимались на «черный нал», причем немалая его часть имела откровенно мафиозное происхождение. «Инвесторы» же хотели смотреть «кино про себя», так что одно время в Индии даже заговорили о том, что на экранах появилось слишком много «молодых и красивых, но склонных к насилию и правонарушениям героев». Кроме того, получить деньги продюсеры могли только в том случае, если они предоставляли финансисту гарантийное письмо с согласием какой-либо звезды на участие в фильме. По мнению одного из индийских критиков, «ставки звезд подскочили настолько, что в отличие от голливудских лент, где они составляют менее половины общего бюджета картины, в фильмах хинди они значительно превышают половину». То же относится к композиторам, певцам и музыкантам.

Государство осознало, что стране, постепенно превращающейся в высокотехнологическую, пора, как это было в свое время в США, обрести кинематограф, «формирующий новую нацию». С этим согласны и потенциальные индийские инвесторы: они надеются, что новое индийское кино будет способствовать созданию нового, современного имиджа страны на мировых рынках. В новом кино, снятом с использованием современнейших технологий, должны действовать новые герои (в исполнении новых актеров). Такие высокопрофессиональные фильмы не стыдно вывозить на фестивали и на них не жалко тратить деньги «новым индийцам». Примером такого кино может стать весьма перспективная, как считают в Бомбее, картина «То смех, то слезы» с постаревшим, но по-прежнему популярным кумиром 1970—1980-х годов Амитабхом Баччаном и бюджетом в 8,4 млн долл. — самым большим за всю историю Болливуда. Правительство и спонсорский капитал заинтересованы в успехе индийских фильмов как на традиционных рынках, так и на рафинированном Западе, — экспорт кинопродукции планируется увеличить на 120%.

Особняком стоят ленты, посвященные вооруженному конфликту с Пакистаном из-за спорного Кашмира. Их щедро финансирует правительство и горячо приветствует публика, соскучившаяся, по словам политолога Ашиса Нанди, по «истинным героям-патриотам». В «Любящем сердце» мастерски расправляются с «проникшими из Пакистана» бандитами, которые угнали в декабре 1999 года индийский авиалайнер. Лента «Линия контроля» (так называется индо-пакистанская граница в Кашмире) посвящена кровопролитной войне 1999 года из-за кашмирского района Каргил.

С наступлением нового века Болливуд вступил в прямое соперничество с Голливудом за международное признание. В поисках популярности и инвестиций он «пришел» на фестивали в Каннах (где в мае прошлого года индийцы впервые открыли свой павильон) и Монреале. Туда режиссер Мира Наир (она постоянно проживает в США) привезла фильм «Салям, Бомбей», удостоенный приза жюри и зрительских симпатий, а также номинированный на «Оскар», «Сезар» и награду Британской киноакадемии. В этом году из Венеции г-жа Наир привезла «Золотого льва» (кинофестиваль в Венеции, Италия) — главный приз за ленту «Свадьба в сезон муссонов», творение, как говорит автор, «с болливудскими условностями, музыкальными и визуальными, но сделанными по моим собственным правилам». Критики назвали картину «политкорректной, экзотической и соответствующей и индийской, и американской кинотрадициям». В знак признания заслуг режиссера ей предложено возглавить жюри 52-го Берлинского фестиваля в феврале.

Лондон давно превратился в выездную штаб-квартиру индийского кино: в ноябре 2000 года в «Куполе тысячелетия» впервые прошла церемония награждения индийских кинематографистов и их работ премиями «Оскары Болливуда». Неожиданно для всех награду получил режиссер Шекхар Капур, поставивший в Англии «Королеву Елизавету», а в Индии — нашумевший фильм «Королева бандитов», в основу которой положена история знаменитой преступницы Пулан Деви, которая, отсидев длительный тюремный срок, превратилась в защитницу угнетенных и стала депутатом парламента от партии бедноты. Фильм был безумно популярен среди выходцев из низших каст, однако сама героиня, а вслед за ней многие критики осудили картину за «пропаганду насилия и воспевание мести». Результатом борьбы Пулан Деви против насилия в кино стало падение интереса публики к гангстерским боевикам, заполонившим индийский экран лет 5-10 назад. А легендарную женщину прошлым летом застрелили в Дели неизвестные. Ее похороны переросли в настоящие народные волнения — благодаря фильму тысячи людей считали погибшую своей единственной заступницей.

Индийцы все настойчивее обращают взоры к опыту и ресурсам своего «прародителя» — Голливуда. Недавно США посетила представительная делегация кинематографистов Индии во главе с министром информации и радиовещания Сушма Свараджем. Руководство Ассоциации художественных фильмов Америки пришло к выводу о возможности совместной работы киноиндустрий двух стран. Энрю Ллойд Уэббер, автор известных мюзиклов «Призрак оперы», «Кошки» и «Эвита», даже решился снять два фильма на индийскую тематику — в Лондоне и Болливуде. В соавторы Уэббер пригласил индийских коллег — композитора Рехмана и режиссера Шекхара Капура.

О сотрудничестве с Россией пока не слышно — открывшиеся киногоризонты Запада да и просто ход времени сократили число ценителей кинематографа Индии. Однако на московской «Горбушке» и в не слишком многочисленных торговых центрах, продающих видеокассеты из этой страны, всегда хватает покупателей, верных своей старинной любви. Эта пламенная любовь — не замечающая никаких художественных или других недостатков, любовь к сложному и примитивному, гениальному и посредственному, но всегда яркому и красочному, невероятно экзотическому и всегда кончающемуся «хеппи-эндом» кино Индии (хотя здесь можно поспорить; не все у них заканчивается так радостно и весело).

Деву Ананду 78 лет. Он — живая история Болливуда, творческий соперник и товарищ Раджа Капура, легенды индийского кино. Личный друг премьера Атала Бихари Ваджпаи, депутат парламента от правящей Бхаратия Джаната Парти, он не прекращает снимать. Дев Ананд работал в Америке над фильмом «Любовь на Таймс-сквер», а затем планировал приступить к картине об убийстве короля Непала.

Для десятков миллионов индийцев их национальное кино — это больше, чем просто сказка на белой простыне, а актеры — это больше, чем просто лицедеи. Вместе взятые они — это сама жизнь. Прежде всего, это касается старой «актерской гильдии». Самым ярким проявлением отношения зрителей к своим кумирам стал взрыв массовых эмоций и даже народных волнений, последовавших вслед за похищением в 2000 году знаменитым гангстером Вираппаном еще более знаменитого актера Раджкумара. История с Раджкумаром, снявшимся в 210 игровых лентах, даже вынудила премьер-министра Атала Бихари Ваджпаи обратиться к разбушевавшемуся населению и похитителям-бандитам со словами увещевания. А главный министр штата Карнатака (где живет и работает актер) назвал его «самой ценной собственностью населения Карнатаки и всей Индии». Раджкумар провел в плену 108 дней, потом злодей все-таки смилостивился над «главной ценностью», отпустив его целым и невредимым, хотя и находящимся в состоянии глубокого шока.

Индийскому художественному кинематографу всегда был доступен любой жанр, потому что старая актерская гвардия могла «сделать» любой персонаж и любого киногероя. Актеров первой величины, таких как Радж Капур, Наргис или Митхун Чакраборти («Танцор Диско»), часто называли «персонифицированным олицетворением нации». Для многих в Индии они по-прежнему являются предметами обожания. Бывали и горькие судьбы: признанная королева трагедии Мина Кумари умерла в нищете. Зато звезду 70-80-ых Амитабха Баччана, снявшегося более чем в 200 фильмах и продолжающего, хотя и реже, радовать своих поклонников до сих пор, считают королем индийского кино.

Болливуд процветает и это не удивительно. Ведь фильмы Индии раскрывают те чувства, которые мы так ценим и считаем самими горячими и искренними — любовь, дружба, семейное тепло.